Дай лапку

46 863 подписчика

Свежие комментарии

  • Žaneta Milašienė
    Такой славный котик!!! Помогите ему кто может!!!Такой чудесный, л...
  • Халикова Эля
    Попробуйте через другой браузер!Такой чудесный, л...
  • Шпер Анна
    У Доминика я вижу проблему с глазиком. У моей кошки также зрачок зеркалил, когда другая кошка ей когтём в глаз заехал...Такой чудесный, л...

Туристов шокировал вид лошадей, которые катают кареты по Дворцовой

Воду для коней набирают в Эрмитаже Фото: Олег ЗОЛОТО

Сами «коноводы» заявляют, что зверей любят и ничего не нарушают
Зоозащитники заметили, что одному коню было откровенно плохоЗоозащитники заметили, что одному коню было откровенно плохо Фото: Олег ЗОЛОТО

Тема нелегкой лошадиной доли вновь забурлила в зоозащитных пабликах. Туристы Петербурга пришли в ужас от состояния лошадей, которые катают народ по Дворцовой площади.

МОЛЧАЛИВАЯ НЕПОДВИЖНОСТЬ

Авторы поста, разлетевшегося по сети, пришли к Зимнему днем 15 июля. Было ясно и под тридцать.

– В глаза бросался одинокий конь, запряженный в карету, – вспоминают очевидцы. – Его возница решил облегчить страдания и, пока не появились новые клиенты, снял с него узду. Конь, воспользовавшись этим, вытянул шею, опустил голову и попытался спрятать ее в тень под задник впереди стоящей кареты.

Один из коней пыталсяь спрятаться в тени соседей Фото: СОЦСЕТИ

Один из коней пыталсяь спрятаться в тени соседей Фото: СОЦСЕТИ

Еще четыре лошади, запряженные попарно, «стояли без всяких послаблений».

– У одного коня были закрыты глаза, вытянутые в стороны уши, он не реагировал на окружающих и очень быстро мелко вдыхал, покачивая головой, – пишут туристы. – Это состояние едва ли можно назвать дремотой: коню было просто хреново. Состояние копыт также не отличались ухоженностью.

Кони на Дворцовой.Видео: YouTube

Зоозащитники собрались написать заявление по факту «жестокого обращения с животными, повлекшего увечье».

Но на успех никто не надеется, ведь выраженных травм нет, а зверей никто прилюдно не бил.

– Люди настолько привыкли к прокатским лошадям, к их молчаливой неподвижности, автоматизму и манекенности, что такие картины не вызывают отторжения, – вздыхают зоозащитники. – Хотя должны бы.

ВСЕ КАК У ЛЮДЕЙ

«Комсомолка» направилась на Дворцовую в такой же солнечный и душный день. Напротив Эрмитажа стоят три кареты: в две запряжены по паре коней, в одну – один. От желающих нет отбоя. На окошках повозок – ценник: триста рублей – круг по площади, три с половиной тысячи – обзорная по городу, от Зимнего до Спаса на Крови и обратно.

На площади работают три кареты Фото: Олег ЗОЛОТО

На площади работают три кареты Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

– Честно скажу, сам под этим солнцем подыхаю, – сходу признается один из организаторов дворцовых «покатушек». – Работаю здесь десять лет. Часто слышу: «Сам в карете сидит, а лошадь стоит!». Но это же не кошка, не собака: это рабочая лошадка, к сожалению, которая создана для этого. Не думаю, что в сенокос в деревне коней кто-то сильно жалеет. Одно работает там, другое – здесь, третье живет в шикарной конюшне и катает богатого хозяина. Все как у людей.

От желающих прокатиться нет отбоя Фото: Олег ЗОЛОТО

От желающих прокатиться нет отбоя Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

В доказательство того, что к лошадкам относятся хорошо, работники демонстрируют ведра для воды и овес, упакованные в багажник кареты.

– Воду набираем в Эрмитаже, – отмечают работники. – Там у них кран во дворе, нам разрешают.

Так ли это, «Комсомолка» спросила в Государственном Эрмитаже. Но ответ пока не получила.

Буян - ветеран Фото: Олег ЗОЛОТО

Буян - ветеран Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

– Кто-то думает, что кони больные, а на самом деле они просто дремлют, – парируют «коноводы». – У нас есть лошадь Кобра, сегодня у нее выходной. Ей уже за тридцать. Катает гужевые повозки всю жизнь. И она действительно выглядит плохо в силу возраста: худая, седая. Но куда ее? На колбасу? Или вот этот, Буян. Ему под тридцать. Он у нас самый умный: учит новичков ходить в упряжке по городу.

На каждой карете - прейскурант Фото: Олег ЗОЛОТО

На каждой карете - прейскурант Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

Если начистоту, то даже у сотрудников есть претензии к уходу за «живой рабочей силой»: по их словам, хозяин сам подковывает лошадей ради экономии, и получает не всегда хорошо. Порой подковы якобы приходится собирать по всей площади.

– Девочки на свои деньги добавки витаминные для коней покупают, – вздыхает один из сотрудников. – Платят нам мало, и остаются только те, кто действительно любит животных.

КОНЬ В ПАЛЬТО. ДРАПОВОМ

Конные упряжки на Дворцовой – собственность компании «ВАЛКиТ». Таких фирмы в городе две, обе зарегистрированы на Ивахнова Александра Григорьевича. В 2006 году после столкновения с «Жигулями» повозка Ивахнова переехала пятилетнюю дочь мэра Сочи Виктора Колодяжного. Девочка погибла. Хозяев каретного бизнеса Петербурга тогда попытались вогнать в рамки, даже на некоторое время выдворили за пределы площади. Но все давно вернулось на круги своя.

Хозяева уверят, что лошади просто дремлют Фото: Олег ЗОЛОТО

Хозяева уверят, что лошади просто дремлют Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

– Это безобразие, с которым мы безуспешно боремся вот уже десять лет, – рассказывает зоозащитница, глава благотворительной организации «Право на жизнь» Светлана Лось. – Лошадь по ветеринарным показаниям просто не может стоять на асфальте больше трех часов: у нее начинают болеть ноги, это отражается на позвоночнике. Животное находится на раскаленном асфальте, ему не дают есть и пить, чтобы за ним не убирать. И спасти его нельзя: это же чужое имущество! У туристов волосы дыбом встают. Вот в Финляндии – не то, что у нас: в минус пятнадцать все кони – в пальто, теплых, драповых. А у нас культурной столицей и не пахнет!

«Комсомолка» связалась с Александром Ивахновым. Он рассказал, что работает на Дворцовой с 1988-го и что сейчас на его конюшне семнадцать лошадей, которые трудятся посменно, день через три.

– А что, законом запрещено? Мы наркотики продаем что ли?! – начал кипятиться Ивахнов. – Это живой транспорт, гужевая повозка, полноценный участник дорожного движения. А ПДД мы не нарушаем.

Воду для коней набирают в Эрмитаже Фото: Олег ЗОЛОТО

Воду для коней набирают в Эрмитаже Фото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

По словам Ивахнова, лошадь-бездельница погибнет быстрее, как и лощадь-спортсменка. Катание коляски – лучший вариант нагрузки, который позволяет коням доживать до тридцати-сорока лет.

Претензии с подковами предприниматель отметает. По технологии, для ходьбы по асфальту зверь два месяца шагает в подковах, а потом делает недельный перерыв, чтобы немного сточить копыто под новую «обувку». При этом от работы «босые» не освобождаются.

– Не жалко вам лошадок?

– Жалко тех, которых на мясо пускают, – рассуждает Ивахнов. – А я их покупаю, забирают из табуна, приучаю и даю еще двадцать лет жизни. По-моему, если бы съели, было бы «жальче».

ОФИЦИАЛЬНО:

Пресс-секретарь Управления ветеринарии Санкт-Петербурга Михаил Большаков:

– Эти люди осуществляют предпринимательскую деятельность. Разрешение получают в Комитете о предпринимательству, место согласуют с администрацией района. Если есть какие-то нарекания относительно здоровья животных, то они поступают к нам. Но у нас таких обращений в последнее время не было. Более того, жалоб на больных коней на Дворцовой не поступало никогда.

источник

Картина дня

наверх